Дмитрий Николаевич Замятнин

Делами — без слов

Дмитрию Николаевичу Замятнину российское общество обязано успехом проведенной в 1864 году Судебной реформы.

Дмитрий Николаевич родился в 1805 году в дворянской семье в Горбатовском уезде Нижегородской губернии. Свои первые шаги по служебной лестнице Замятнин сделал в кодификационной комиссии, занимающейся составлением Свода законов Российской империи под руководством Михаила Михайловича Сперанского. Полученный им опыт повлиял на то, с какой неукоснительностью, тщательностью и уважением к праву и закону он работал в административной, судебной системе страны. Особое внимание в каждой новой для себя области Дмитрий Николаевич уделял канцелярскому делопроизводству, что повышало эффективность его деятельности и оказалось крайне важным в дальнейшем для работы на должности, которая принесла ему известность и признание среди современников и потомков. Окружающие Замятнина отмечали его добросовестное до педантизма отношение к своим обязанностям, верность однажды избранному пути и необычайную доброту. На любое вверенное ему дело Дмитрий Николаевич смотрел глазами государственного человека. Эти качества помогли ему занять должность, где всего нравственные качества и устремления послужили Отечеству наилучшим образом.

Самый важный период в деятельности Дмитрия Николаевича пришелся на 1862—1864 годы, когда сначала в качестве министра юстиции, а потом генерал-прокурора он участвовал в подготовке, составлении и введении в действие Судебных Уставов. Именно усилиями Замятнина стала возможной та Судебная реформа, эффективность проведения которой по сегодняшний день считается наиболее выдающимся результатом управленческих действий. Недаром на гербе рода Замятниных значилась надпись: «Делами — без слов». Только тому, чья жизнь в полной мере соответствовала этому девизу, было под силу организовать масштабный процесс изменений в российских судах. Уже в конце XIX века колоссальный труд по реформированию судов, проведенный подвижниками идеи торжества права и справедливости в 1860-х годах, казался невероятным.

Сегодня мы также отдаем дань уважения тому, с какой невероятной решительностью была осуществлена реформа судебной системы и какая подготовка этому предшествовала. Под руководством Замятнина служили лучшие юристы того времени, теоретически и практически изучившие судопроизводство как отечественное, так и зарубежное. Со свойственным Дмитрию Николаевичу умением выбирать и привязывать к себе людей он, не обращая внимания ни на возраст, ни на положение в судебной иерархии, собрал вокруг себя «могучую кучку» способных и преданных делу реформы людей, воодушевленных высотой предстоящей работы и искренним желанием служить на пользу Родины. На особых заседаниях, собиравшихся с начала 1864 года по три раза в неделю и длившихся более пяти часов подряд Дмитрий Николаевич обсуждал с единомышленниками проекты Уставов, в результате чего замечания и предложения Министерства юстиции составили отельный том в 500 страниц. Для того чтобы Уставы действовали согласованно между собой, были подготовлены поправки и изменения, во многом впоследствии поддержанные. Так, в 1100 статей были представлены альтернативные редакции, из них в 600 статей Устава гражданского судопроизводства, 300 — Устава уголовного судопроизводства, 120 — Устава судоустройства, 80 — Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. На такую масштабную работу по подготовке Судебных Уставов понадобилось менее трех лет. Обсуждение всех четырех основных законов проходило публично, они были напечатаны для всеобщего ознакомления. Основные судебные законы считались образцово либеральными, воплотившими все самые здравые и прогрессивные идеи по судоустройству.

В октябре 1965 года Александр II подписал указ Правительствующему сенату о введении Уставов в округах Санкт-Петербургской и Московской судебных палат в течение 1866 года. Так началась постепенная реформа судов, как о том и ратовал Дмитрий Николаевич, оппонируя князю Павлу Павловичу Гагарину, полагавшему, что реформу нужно провести повсеместно и одновременно. Министерству юстиции необходимо было решить в кратчайшие сроки задачу подготовки и открытия новых судебных палат и окружных судов. Замятнин сам искал здания для столичной судебной палаты, выбрав в Санкт-Петербурге здание старого арсенала на Литейном проспекте, которое принадлежало военному министерству. Московская судебная палата и окружной суд были размещены в Кремле, в здании Сената.

Помимо выбора зданий, Дмитрию Николаевичу предстояло сделать выбор куда более сложный — кадровый. Нужно было назначить 532 квалифицированных юристов, выдвигавшихся на новые судейские и прокурорские должности. Дмитрий Николаевич лично занимался кадровым подбором, считая это важнейшей задачей. Во время подготовки к открытию новых судов он посетил Москву, Нижний Новгород, Псков, Владимир, Тверь, Рязань. Многим такой личный и пристрастный поиск Дмитрия Николаевича дал карьерный толчок, позволивший впоследствии занять высшие государственные должности. Так, на должность председателя Санкт-Петербургской окружной палаты был назначен Георгий Николаевич Мотовилов, с которым в какой-то момент разговорился и которым был «очарован» Замятнин. И этот выбор был точен и оправдан дальнейшей карьерой потомственного симбирского дворянина, который через два года после назначения председателем был переведен в Москву на должность прокурора судебной палаты, затем занимал аналогичную должность в Санкт-Петербурге, а с 1872 года служил в Гражданском кассационном департаменте Правительствующего сената. Также результатом обычного разговора в купе второго класса (правда, о теме судебных порядков) стало назначение астраханского губернского прокурора Эдуарда Васильевича Фриша руководителем отделения Министерства юстиции. Таких примеров личного участия в формировании нового судебного корпуса можно привести немало, но всех их объединять будет одно из качеств Дмитрия Николаевича — умение видеть главное в человеке и деле.

17 апреля 1866 г. в столице состоялось открытие новых судов, и тогда Дмитрий Николаевич сказал знаменательные слова перед вновь назначенными судебными деятелями: «На нашу долю выпал завидный жребий привести в жизнь многознаменательные слова Августейшего Монарха: «Правда и милость да царствуют в судах. Велико доверие, оказанное этим выбором. Вам вверяется охранение самых священных интересов отдельных лиц, общества и государства. Вместе с тем открываются и все способы для возможно успешного достижения высокой цели…

Завязывая глаза перед всякими внешними и сторонними влияниями, вы тем полнее раскроете внутренние очи совести и тем беспристрастнее будете взвешивать на весах правосудия правоту и неправоту подлежащих вашему обсуждению требований и деяний».

В марте 1867 года был опубликован первый и последний печатный отчет министра юстиции Д.Н. Замятнина о деятельности новых судебных установлений. Давая анализ первым результатам работы мировых судей, он отмечал то доверие, каким стали пользоваться новые суды благодаря гласности и отсутствию обременительных формальностей. Не менее благотворной, по мнению Замятнина, была и деятельность окружных судов, совмещавших быстроту рассмотрения дел с соблюдением необходимых форм судопроизводства. А участие присяжных заседателей в разрешении важнейших уголовных дел вызвало общее уважение к судебным установлениям и «вместе с тем сблизили взаимным доверием лиц судебного ведомства со всеми слоями общества».

16 апреля 1867 г. Д.Н. Замятнин, столь много сделавший для успеха Судебной реформы, был отправлен в отставку с последующим назначением в качестве члена Государственного Совета.

Замечательна была в Дмитрии Николаевиче столь редко наблюдаемая в людях его положения скромность, а также открыто выказываемое желание учиться долго и прилежно у людей более его сведущих и отсутствие того мелкого самолюбия, которое не выносит около себя близости выдающихся талантов.

В отношениях с просителями Замятнин отличался доступностью и внимательностью. Он говорил так: «Просителю, как больному, нужна помощь немедленная или объяснение, что ему помощь невозможна». Он всегда был врагом пустых широковещательных обещаний, в щедром расточении которых иные видят простое, но верное средство для привлечения просительских сердец.

________________
По материалам книг:
Джаншиев Г.А. 
Страница из истории судебной реформы. Д. Н. Замятнин. М.,1883;
Джаншиев Г.А. Роль Д. Н. Замятнина в судебной реформе. СПб., 1882;
Куломзин А.Н. Дмитрий Николаевич Замятнин. Пг., 1914.